Доступна запись трансляции

Эксперты СПбГПМУ подвели итоги аудита медицинской помощи беременным женщинам и новорожденным. Запись трансляции доступна на нашем Yotube-канале. >>>

Опубликовано: 27.11.2020

Алексей Яковлев: «Недоношенный — не больной, а просто особый ребёнок»

Алексей Яковлев — неонатолог, реаниматолог, главный внештатный неонатолог Ленинградской области, зам. главного врача клиники СПбГПМУ по анестезиологии, реанимации и неонатологии рассказал сайту питерских родителей Littleone, как выхаживают недоношенных детей и что их ждёт в будущем. >>>

Опубликовано: 27.11.2020

Ректора СПбГПМУ наградили за вклад в развитие города

Законодательное Собрание Санкт-Петербурга приняло решение о награждении ректора Педиатрического университета Дмитрия Иванова >>>

Опубликовано: 26.11.2020

Народное голосование Премии Рунета

Стартовало народное голосование за номинацию «Регионы», победителями станут территории и регионы, которые внесли свой вклад в развитие Рунета в 2019/2020 гг. >>>

Опубликовано: 26.11.2020

Специалисты СПбГПМУ посетили Ямало-ненецкий автономный округ

Поездка состоялась в рамках реализации федерального проекта по развитию сети национальных медицинских исследовательских центров. Эксперты оказали методическую помощь медицинским организациям Ямала. >>>

Опубликовано: 26.11.2020

Жить торопятся: как в СПбГПМУ спасают недоношенных детей 

Каждые десятые роды в мире – преждевременные. По данным Минздрава РФ, прошлом году в нашей стране 89,7 тысяч младенцев родились раньше срока. 97,6% из них удалось спасти. 

– Проблем с выхаживанием детей от 1,5 кг сегодня нет. Если, например, лет 10 назад их умели лечить избранные учреждения, то на сегодняшний день практически в любом областном перинатальном центре такому ребенку окажут полноценную помощь, – уверен главный внештатный неонатолог Минздрава, ректор СПбГПМУ Дмитрий Иванов. 

Согласна с ним и заведующая отделением патологии новорожденных клиники Педиатрического университета Ирина Мызникова

– Если ребёнок больше килограмма, то мы считаем, что всё хорошо, он большой. Если меньше 700 грамм – уже могут быть проблемы. Самый маленький наш пациент весил 560 грамм, – говорит врач. 

Доцент кафедры неонтологии СПбГПМУ Лариса Фёдорова помнит, что два десятилетия назад медикам удавалось спасти только 20-30% глубоко недоношенных малышей. 

– Развитие реанимационных технологий обеспечило выживаемость таких детей. Но что с их качеством жизни? Мы столкнулись с новыми проблемами и новыми болезнями. Это и бронхолёгочная дисплазия, и ретинопатия, и неврологические проблемы. С недоношенными детьми сегодня работают мультидисциплинарные команды специалистов. Помимо реанимации, выхаживания, очень важный момент – реабилитация и наблюдение этих детей уже после выписки из стационара,– считает доцент Фёдорова. Очень тут многое зависит не только от врачей, но и от родителей «поспешившего» появиться на свет маленького человека. 

– Непременное условие выхаживания – чтобы мама была рядом. Мама – это 90% успеха, – утверждает Ирина Мызникова. 

Своими историями с нами поделились три мамы малышей, родившихся раньше срока.

 

Педиатрический университет: спасая младенцев

 

 

Дарья Поверенная: Маме недоношенного ребёнка нужно быть железным человеком

Дарья с десятимесячной Верой всё лето живут за городом. С младенцем одновременно нянчатся трое взрослых – мама, бабушка и дедушка, по выходным присоединяется папа Егор. Малышка активно ползает и вечно стремится куда-нибудь забраться, поэтому все старшие родственники находятся в режиме постоянной «боеготовности». 

– Нам пришлось купить «загончик», чтобы ограничить её перемещения, – смеётся Дарья. Но пока мы беседуем, новенький жёлтый манеж пустует в центре гостиной, а члены семьи передают Веру с рук на руки. 

Когда Дарья и Егор сообщили, что у них будет ребёнок, многочисленные родственники были на седьмом небе от счастья. Первый и второй триместры беременности прошли благополучно, а появившимся на более поздних сроках проблемам – повышенному артериальному давлению и отёкам – врач из женской консультации особого значения не придала. 

На тридцатой неделе женщина вышла в декрет и собиралась на дачу: оставалось только сделать третье УЗИ. Но плановый скрининг неожиданно выявил проблемы с кровотоком у плода, и будущую маму госпитализировали в Перинатальный центр СПбГПМУ. Там выяснилось, что у Дарьи преэклампсия тяжёлой степени и почти отказали почки. Экстренное кесарево сечение было единственным выходом. 

– Операцию делали под эпидуральной анестезией. Когда мне в операционной впервые показали Веру, она была похожа, на маленькую обезьянку с большими глазами, – рассказывает Дарья о родах. О том, как впервые увидела дочь уже в реанимации, увешенную катетерами и дренажными трубками, она до сих пор не может говорить без слёз. 

При рождении Вера весила чуть больше килограмма. Из-за проблем с желудочно-кишечным трактом, врачам приходись давать ей «гомеопатические» дозы молока или смеси – по миллилитру раз в три часа. Большую часть питательных веществ малышка получала внутривенно. 

- Я держала её за руку –  ручка была размером с фалангу моего пальца. Говорила ей, какие у нас есть цели и задачи, например, сколько нужно набрать к определённой дате. И, что самое удивительное, она будто бы всё понимала и выполняла, –вспоминает Дарья. 

В стационаре Вера провела почти два месяца.

– Перед выпиской было страшно:  что делать с ребёнком, который весит два килограмма? Она была такая лёгкая, казалось, я её беру, и она подпрыгивает на руках, – говорит молодая мама. Домой кроху отпустили с внушительным списком лекарств. Дарья стала мнительной: постоянно переживала, что пропустит какой-нибудь тревожный симптом. 

– Я всем родственникам давала задания: к каким специалистам нам нужно попасть и когда. Было очень важно найти своих врачей, которым я могла бы полностью доверять. Я всем родителям недоношенных детей советую очень внимательно относиться к этому вопросу. Если вы сходили на приём к врачу, но что-то у вас вызвало сомнения – идите к другому. В конце концов, это вы за своего ребёнка отвечаете, – говорит молодая мама. 

Постепенно Вера переросла свои болячки: один за другим ей отменили все препараты. Девочка догнала в развитии сверстников и весит сейчас в восемь раз больше, чем при рождении. Тревоги Дарьи постепенно отступают. 

–  Я сейчас ко всему вокруг отношусь совершенно иначе. Жизнь показала, что маме недоношенного ребёнка нужно быть просто железным человеком, - признаётся она. 

Екатерина Шихова: Мы могли потерять Славу, но врачи сделали невозможное 

Восьмимесячные Илья и Вячеслав Шиховы – однояйцовые близнецы, но пока не скажешь, что похожи как две капли воды. У младшего – Славика – и щёки поменьше, и взгляд серьезнее, чем у брата: так уж сложилось, что ему на долю выпало больше испытаний. 

Сейчас любимое занятие этих малышей – слушать музыку. Особенно им нравятся детские песенки, благо, мама – воспитатель детского сада – их знает великое множество.

– Стоит запеть про мишку косолапого, как они сразу замолкают – даже если только что  плакали навзрыд – и внимательно слушают, – рассказывает Екатерина. Она включала сыновьям музыку, когда те ещё лежали в отделении патологии новорожденных: мама ведь обязана дарить детям радость, даже если ей самой не до улыбок.

Пока мы разговариваем, близнецов развлекает папа Леонид – по словам Екатерины, идеальный отец. У супругов было время, чтобы проверить отношения на прочность: Шиховы вместе уже 15 лет. К родительству шли долго и трудно, а, узнав, что будет двойняшки, нисколько не испугались. Но, как нередко бывает, многоплодная беременность оказалась проблемной. На 30-й неделе Екатерину госпитализировали в Перинатальный центр с угрозой преждевременных родов, а через несколько дней у неё отошли воды.

Малыши появились на свет с неплохим для недоношенной двойни весом – кило двести и кило четыреста. Обоих поместили в отделение реанимации, где Илья провёл 10 суток, а Слава – месяц. У младшего из братьев не закрылся артериальный проток, ему провели операцию на сердце. 

– Нам повезло, что мы попали в Перинатальный центр, где были все специалисты. Если бы пришлось везти ребёнка из одной больницы в другую, то не знаю, чем бы всё закончилось. Мы могли потерять Славика, но врачи сделали всё возможное и невозможное, – говорит Екатерина. 

Поимо операции, Слава перенёс три переливания крови. Он долго не мог самостоятельно дышать и постоянно находился под наблюдением неонатологов. Только через два месяца после рождения Славика отдали в палату к маме и брату – вместе с кислородным концентратором и маской для неинвазивной ИВЛ. 

– Отлучали от кислорода постепенно: он мог час продержаться, потом сатурация падала, приходилось снова включать аппарат. Постепенно эти интервалы увеличивались. Потом он целый день провёл без маски. Очень страшно было первой ночью без кислорода, но он выдержал. Когда нас выписали, мы купили пульсоксиметр. У Славы  бронхолёгочная дисплазия, но он хорошо держит сатурацию. Для БЛД – 85-95% кислорода в крови – норма. А у него бывает и 99%, как у здоровых детей, – рассказывает мама близнецов. 

Сейчас Слава весит шесть килограмм – догоняет восьмикилограммового брата. Состояние здоровья обоих малышей больше не вызывает опасений у врачей – недавний приём у пульмонолога, кардиолога и других специалистов принёс родителям только хорошие новости. 

– То, что я пережила трудно описать. Но самое главное, что сейчас дети здоровы, а это и есть счастье, – говорит Екатерина.  

Юлия Токаренко: Я не знала, что дети бывают настолько маленькими

У трёхлетнего Вани тоже мог быть брат близнец, но на 18-й неделе беременности сердечко одного из малышей Юлии Токаренко перестало биться. Врачам Волховской межрайонной больницы удалось извлечь погибший плод и дать шанс второму ребёнку. На 22-й неделе Юлию госпитализировали в Перинатальный Центр. 

- Беременность была ужасно тяжёлой. Врачи за нас просто сражались, сохраняли Ваню до последнего, – признаётся молодая мама. Дотянуть удалось до 26-й недели – потом – кровотечение и экстренное кесарево. 

- Я не знала, что дети бывают  настолько маленькими. Он весил один килограмм, а после операции на сердце похудел до 800 граммов. Не ел сам, не дышал сам. Мы почти полгода были на кислороде. Я только в три месяца его впервые увидела без трубок и проводов. До этого я с трудом могла рассмотреть сына, не понимала, на кого он похож, – рассказывает Юлия.  

Как и Славе Шихову, кардиохирурги закрывали Ване артериальный проток. У него диагностировалии ретинопатию недоношенных, которую тоже корректировали посредством операции. Самые серьёзные проблемы были с дыханием. В стационаре малыш провёл почти полгода: то шёл на поправку, то снова попадал в реанимацию. 

– Сыну было 2 месяца, я помню, как пришла в отделение патологии и увидела, что у его кувеза суетятся врачи. Оказалось, у Вани апноэ, он перестал дышать. У меня всё тогда оборвалось. Два часа я провела под дверью, как на иголках. Но всё обошлось. Я так благодарна и врачам, и медсестрам, что они просто бились за моего ребёнка, – говорит Юлия. 

Возвращаться домой было страшно: из-за бронхолёгочной дисплазии, Ване могла потребоваться респираторная поддержка. Родители купили кислородный концентратор, которым, к счастью, ни разу не воспользовались. 

- Я поначалу переживала очень: он закашляет – у меня сердце замирает. Однажды он сильно плакал, я не могла его успокоить, вызвала скорую. Врачи приехали, сказали: «успокойтесь, сумасшедшая мамаша», – вспоминает Юлия.

Постепенно, благодаря регулярным курсам массажа, реабилитационным процедурам и заботе родителей, мальчик окреп и стал реже болеть. Сейчас он лишь немного недотягивает до ВОЗовской нормы по весу и росту, но и мама, и бабушки прикладывают все свои кулинарные таланты, чтобы подтянуть эти показатели. Сейчас Ваня с мамой собирается на море, а осенью впервые пойдёт в детский сад.  

С точки зрения медицины

– Болезни, которые оказывают влияние на дальнейшее качество жизни – это так называемые болезни недоношенных детей – ретинопатия, внутрижелудочковое кровоизлияние, некротический энтероколит. Всего этого можно избежать, если роды происходят в перинатальном центре, где есть все необходимые специалисты, - говорит Ирина Мызникова.

Чтобы избежать тяжёлой формы бронхолёгочной дисплазии, врачи применяют щадящие режимы ИВЛ: предпочтение отдаётся неинвазинвной вентиляции – маскам, назальным канюлям. Правильная «диета», комбинирующая парентеральное питание с грудным молоком и специальными и смесям позволяет желудочно-кишечному тракту малыша правильно «созреть» и сформироваться. На самом раннем этапе офтальмологи корректируют проблемы со зрением – а ведь ещё 20 лет слепота у недоношенных детей была отнюдь не редким явлением. 

Но по-настоящему важным, часто – решающим – фактором, всё равно остаётся гуманизм врачей. 

– В утробе матери ребёнку хорошо: там тепло, тихо, всё, что нужно малышу – он сразу получает.  А когда он рождается, то испытывает огромный стресс: звуки, температура, болевые ощущения. Это может привести к очень тяжёлым последствиям. Мы прикладываем все усилия, чтобы новорожденный не испытывал стресса и боли – это сейчас отдельная важная область неонатологии, – считает Ирина Мызникова.

Герои публикации выражают благодарность коллективу врачей Перинатального центра педиатрического университета: врачам акушерам-гинекологам, неонатологам, хирургам, анестезиологам-реаниматологам, офтальмологам, неврологам и другим специалистам, а также среднему и младшему медицинскому персоналу. 

Дата публикации: 27.08.2020

Расширенное меню (карта сайта)