online-конференция «Современные проблемы подростковой медицины и репродуктивного здоровья молодёжи. Кротинские чтения»

4 декабря в Санкт-Петербурге, при поддержке Министерства здравоохранения Российской Федерации и Комитета по здравоохранению Санкт-Петербурга, состоится IV Научно-практическая конференция «Современные проблемы подростковой медицины и репродуктивного здоровья молодёжи. Кротинские чтения». >>>

Опубликовано: 01.12.2020

Приглашаем принять участие в Четвёртом Всероссийском правовом диктанте

С 3 по 10 декабря пройдёт Четвёртый Всероссийский правовой (юридический) диктант. >>>

Опубликовано: 01.12.2020

Приглашаем на добровольческий марафон #МЫВМЕСТЕ

4-5 декабря состоится марафон #МЫВМЕСТЕ, приуроченный к празднованию Дня добровольца. >>>

Опубликовано: 01.12.2020

Врач клиники СПбГПМУ прооперировал младенца в Грозном

Детский хирург из Санкт-Петербурга совместно с чеченскими коллегами провёл операцию новорожденному с гастрошизисом. >>>

Опубликовано: 01.12.2020

Ушла из жизни Валентина Николаевна Завьялова

С прискорбием сообщаем, что 30 ноября в возрасте 84 лет ушла из жизни Завьялова Валентина Николаевна. Коллегам и пациентам она запомнилась как блестящий врач и замечательный человек. >>>

Опубликовано: 30.11.2020

Вернуть к жизни 

16 октября профессиональный праздник отмечают врачи анестезиологи-реаниматологи.  

Чуть более 170 лет назад обезболивание было непозволительной роскошью. Благодаря изобретению наркоза стали возможны самые сложные хирургические вмешательства. Но врачи анестезиологи-реаниматологи не только укрощают боль: они в полном смысле отвечают за жизнь пациента на операционном столе. В условиях пандемии многие из этих специалистов оказались на переднем крае борьбы с COVID-19. Именно к ним попадают самые тяжелые больные, большинству из которых требуется искусственная вентиляция лёгких.  

О своей трудной, ответственной, но потрясающе интересной работе нам рассказали врачи анестезиологи-реаниматологи СПбГПМУ.  

К этой важной дате мы подготовили не одно, а сразу два интервью. Первое из них - с заведующий отделением анестезиологии-реанимации Педиатрического университета Евгениием Фелькером.  

Евгений Фелькер: Анестезиологи-реаниматологи – это люди, которые всегда на передовой

–COVID-19 – это тема, которая сегодня волнует всех без исключения. Вы во время первой волны работали в специализированном отделении для детей с коронавирусной инфекцией. Расскажите об этом опыте.

– Мы поработали плодотворно. Было развёрнуто большое количество коек, сформированы специальные бригады врачей и медсестёр. Мне как заведующему было важно совместить борьбу с ковидом и обычную работу персонала – ведь другие заболевания тоже никуда не делись. Нельзя было снижать темп работы других отделений. И я считаю, что все справились на «отлично».

В специализированном отделении находились дети с эндокринологическими проблемами – в основном сахарным диабетом, с онкогемоталогией. К этим заболеваниям добавлялись проблемы вирусной этиологии, что значительно усугубляло состояние пациентов. Были дети в крайне тяжёлом состоянии. Совместно с коллегами из кардиохирургической реанимации мы применяли методику экстракорпоральной мембранной оксигенации, проводили и почечную заместительную терапию. Иными словами, оказывали весь объём помощи, которую оказываем в обычных условиях в отделении реанимации.

Трудиться, даже по реанимационным меркам, пришлось много. Из особенностей – сам факт работы в средствах индивидуальной защиты. Это достаточно тяжело, к этому нужно привыкать.

И параллельно с этим шла обычная работа – врачи и медсёстры работали и в операционной, и на реанимационных постах «за себя и за того парня» с большой нагрузкой. Но, повторюсь, все справились. За что им всем огромное спасибо.

– В чём специфика лечения детей с коронавирусной инфекцией?

– Данный вирус ещё до конца не изучен. Ведутся разработки специфической терапии. Есть определённые позиции, которые нужно выдерживать для того, чтобы притормозить развитие болезни. Как показывает практика, вирус неблагоприятно протекает у тех людей, у которых есть неблагоприятный преморбидный фон (сопутствующие заболевания, которые влияют на течение основного заболевания, прим.ред.): ожирение, диабет, онкозаболевания, иммунодефициты. Это накладывает определённые сложности: нужно лечить основное заболевание и справляться с теми осложнениями, которые возникают на фоне коронавирусной инфекции. Комплексная терапия заключается в том, чтобы стабилизировать пациента, не дать развиться осложнениям, и уже потом – вылечить.

– Можно ли предположить, что опыт борьбы с ковидом даст импульс развитию анестезиологии-реаниматологии как науки?

– Всё возможно. Этот опыт большой и нужный, но, по правде говоря, не самый приятный

– Для ребёнка огромный стресс, когда он попадает в больницу, в реанимацию, да ещё и рядом нет никого из близких. Удаётся ли как-то решить вопрос общения маленьких пациентов и их родителей в нынешней эпидемиологической обстановке?

– Мы никогда не были против посещения родителей. Есть определённое время, которое мы оговариваем и разрешаем посещения, если позволяет ситуация. Но в связи с развитием новой инфекции ограничения стали жёстче. Мы руководствуемся санитарно-эпидемиологическими нормами, требуем, чтобы у родителей на руках была справка об отсутствии COVID-19.

С детьми, которые лежали в специализированном отделении для пациентов с коронавирусом, родители могли общаться только по телефону. Совсем маленьким в этом вопросе помогал младший медицинский персонал.

Вообще, мы всегда держим связь с родителями наших пациентов: в определённые часы с ними общаются лечащие врачи и заведующие отделений. Мы всё объясняем, иногда не по одному разу. Кроме медицинской части в нашей работе есть большая парамедицинская часть. Бывает, конечно, недопонимание, ведь люди находятся в стрессовой ситуации, это нужно учитывать. Ну а мы, в силу своей профессии, живём в постоянном стрессе.

– Почему вы выбрали такую ответственную специальность?

– Это одновременно простой и сложный вопрос. Я сделал выбор достаточно рано. У меня мама работала медицинской сестрой. Потом так случилось, что мой брат попал в реанимацию, и мама рассказывала мне, как там всё происходит.

Я окончил наш университет и работаю здесь с 1998 года: пришёл на втором курсе санитаром, потом был медбратом, а в 2003 году окончил ординатуру и стал врачом.

Эта работа, конечно, тяжела морально и физически. Видеть больных детей тяжело. Приходится задвигать свои эмоции куда подальше, чтобы они не мешали работе. Но к пациентам и родителям мы всё равно всегда относимся с сочувствием. Ведь бог с ним, что нам тяжело, тяжело ребёнку, которую в эту ситуацию попал. И тут от врачей и медсестер требуется огромное внимание, забота, что называется «ласка в кубе».

А так, в целом, любая специальность – дело привычки. Кто-то, например, не представляет, как ездить на большом грузовике на дальние расстояния, а кто-то не представляет, как лечить детей. Например, мало кто из коллег, работающих с взрослыми пациентами, согласится пойти на наркоз к пациенту детского возраста. Ребёнок – не маленький взрослый, тут есть множество особенностей.

– Какие качества нужны, чтобы выполнять такую сложную работу?

– Я в своей жизни не видел ни одного анестезиолога-реаниматолога с простым характером. Это люди, которые всегда на передовой. Молниеносность ума в нашей специальности – одно из главных качеств. Нужно принимать сложные ответственные решения, анализируя множество факторов в доли секунды. Важны не только прикладные навыки – интубировать, поставить катетер, сделать какого-то рода блокаду. Ещё приходится постоянно думать, а часто бывает, что времени на размышления просто нет.

Как заведующий отделением могу сказать, что тот коллектив, с которым мне приходится работать – это лучшие люди, которых я знаю – среди врачей, сестринского персонала, младшего медицинского персонала. Просто одни из лучших людей на свете. Они готовы на многое и многое делают. И у нас очень хорошая преемственность: мы стараемся готовить кадры, чтобы была молодая смена.

Контингент больных у нас объективно становится тяжелее с каждым годом: к нам попадают самые трудные пациенты из разных регионов России. Жизнь не стоит на месте, иногда приходится очень быстро перестраиваться, как в случае с коронавирусной инфекцией.

– Сколько длится ваш рабочий день?

– По-разному бывает. Часто сотрудники задерживаются после суток. Иногда приходится ночью приезжать. Это смысл жизни, который не все поймут. Усталость периодически накатывает и накапливается. На работе мы проводим больше времени, чем дома, обделяем близких вниманием. Это основная проблема

– Вы о работе постоянно думаете, или удаётся отвлекаться?

– Абстрагироваться тяжело, потому что идёт постоянный поток звонков, нужно что-то решать. Я стараюсь отвлекаться, хотя, если честно, не очень получается, как и у большинства коллег. Всегда едешь с работы и думаешь о пациентах в реанимации, о том, как спланировать операционный день, о расходных материалах и лекарствах. Постоянно в голове что-то крутится. Это накладывает отпечаток, порой не всегда удаётся прийти на работу отдохнувшим. Постоянно думать и решать что-то тяжело. И это не только заведующего касается, но и всех врачей реаниматологов. Это постоянная работа – нон-стоп 24 на 7. Только в отпуске удаётся полноценно отдохнуть.

– В чём ваша отдушина в повседневной жизни?

– В первую очередь, это семья. У меня два сына девяти и одиннадцати лет, а ещё есть две собаки и две кошки. Я сторонник активного образа жизни. Стараемся с детьми куда-то выходить – в музей, в кино. С ними можно и в хоккей погонять – я очень люблю этот вид спорта, хотя времени играть в команде не хватает. Но какая-то отдушина обязательно должна быть у каждого в нашей профессии. Кто-то читает художественную литературу, кто-то играет в страйкбол, кто-то ныряет с аквалангом. Отвлекаться нужно обязательно.

– Вы допускаете возможность, что дети пойдут по вашим стопам?

– Дети пусть решают сами. Это будет их выбор, ни в коем случае не буду их уговаривать или отговаривать.

– Что вы пожелаете коллегам в этот день?

– Я поздравляю коллег с профессиональным праздником! Главное, что я хочу пожелать им в это нелёгкое время это благополучия во всех сферах жизни. И, конечно, в очередной раз напомнить, что нужно себя беречь, особенно, в свете тех событий, которые сейчас происходят.

Дата публикации: 16.10.2020

 

Расширенное меню (карта сайта)