День открытых дверей для абитуриентов

17 декабря приглашаем абитуриентов присоединиться к онлайн-встрече, посвященной приему на обучение в 2021 году >>>

Опубликовано: 17.12.2020

online-конференция «Кротинские чтения»

4 декабря в Санкт-Петербурге пройдёт научно-практическая конференция, посвящённая современным проблемам подростковой медицины и репродуктивного здоровья молодёжи >>>

Опубликовано: 01.12.2020

Приглашаем принять участие в Четвёртом Всероссийском правовом диктанте

С 3 по 10 декабря пройдёт Четвёртый Всероссийский правовой (юридический) диктант. >>>

Опубликовано: 01.12.2020

Приглашаем на добровольческий марафон #МЫВМЕСТЕ

4-5 декабря состоится марафон #МЫВМЕСТЕ, приуроченный к празднованию Дня добровольца. >>>

Опубликовано: 01.12.2020

Врач клиники СПбГПМУ прооперировал младенца в Грозном

Детский хирург из Санкт-Петербурга совместно с чеченскими коллегами провёл операцию новорожденному с гастрошизисом. >>>

Опубликовано: 01.12.2020

Родная кровь: реальная история донорства костного мозга

Выпускница СПбГПМУ Алина Корф стала реальным донором костного мозга: её стволовые клетки пересадили другому человеку. Процедура донорства – анонимная, поэтому о дальнейшей судьбе реципиента девушка до последнего времени ничего не знала. 

О том, как прошла первая встреча двух людей, ставших в буквальном смысле кровными родственниками, смотрите на нашем YouTube-канале

Эта история началась банально: 16-летний Виктор Калинин из Тверской области поехал отдыхать на море, а, вернувшись, заболел. Последовала череда госпитализаций и неутешительный диагноз: апластическая анемия, сверхтяжёлая форма. 

 

– Ситуация была критической. Вите переливали кровь, тромбоцитов было всего четыре штуки, при норме 240, –  вспоминает Евгения Ланкина – мама Виктора. 

Но самое страшное, что состояние её сына быстро ухудшалось, а терапия не давала эффекта. Единственным выходом была трансплантация костного мозга. Никто из близких родственников на роль донора не подошёл. 

Алина Корф: «Мы должны выходить из каменного века и не бояться процедур, которые кому-то стоят счастливой жизни»

Генетическое совпадение с другим человеком – большая удача: шанс примерно 1 на 10 тысяч. С первого взгляда видно, что девушка, выигравшая в этой своеобразной лотерее – личность неординарная. И дело не только в яркой внешности, но и в потрясающей энергетике. 

Алина работает педиатром, а в свободное время участвует в самых разных волонтерских проектах.  

 

– Как только мне исполнилось 18 лет, я подумала: настало время, когда я могу стать донором крови, – рассказывает она. А потом задумалась и о донорстве костного мозга: «Мне объяснили, что сначала нужно пройти типирование и оставить свои контактные данные. А дальше уже неизвестно, понадобится ли кому-то твоя помощь. Я подумала, что это хорошая идея, ни к чему не обязывающая. Мне это ничего не стоит, а кому-то может спасти жизнь. Но родителям я ничего не сказала – как запасной дала телефон подруги»

Именно через подругу представители регистра доноров отыскали Алину пять лет спустя: к тому времени девушка уже сменила номер телефона и думать забыла о том, что кому-то может потребоваться её костный мозг. Но оказалось, что генетический близнец, нуждающийся в пересадке, у неё всё-таки есть. 

Алина на процедуру согласилась сразу. А вот реакция окружающих её неприятно удивила. 

 

– Я столкнулась с волной недопонимания. Общество абсолютно не адаптировано к мысли о донорстве. Люди не могут объяснить, чего они боятся, но эта процедура их очень страшит. Моя семья была напугана, но это я как раз могу понять: они волновались за меня. А вот реакция некоторых коллег просто шокировала. Оказалось, что мифов полно, даже в сознании некоторых медработников. Специалистам НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии пришлось написать письмо главврачу клиники, где я в тот момент работала, чтобы меня отпустили на две недели, – говорит Алина. 

Сама она на практике убедилась, что за здоровьем потенциального донора следят очень тщательно: только если все показатели «как у космонавта» разрешают донацию. Разумеется, риски есть – как и при любой другой медицинской манипуляции – но они минимальны. 

Процедура проводится двумя способами. Первый – это отбор клеток из периферической крови. Донору вводится препарат, который «выгоняет» стволовые  клетки в кровоток. Затем специальный аппарат собирает их через периферическую вену. Такой способ похож на обычное донорство крови, но занимает гораздо больше времени. 

Другой вариант – пункция тазовой кости, которая проводится под наркозом. Именно этот метод избрали специалисты НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии им. Горбачёвой (мнение донора, кстати, тоже учитывалось). 

 

 –  Мне всё подробно объяснили. Не было ни одного момента, когда я не понимала, что со мной происходит. Количество стволовых клеток зависит от массы рецепиента. В моем случае  получилось довольно много. Гематологи остались довольны, препараты получились хорошие. Отпустили меня в этот же день, вечером. Что касается моего самочувствия, то все неприятные ощущения были связаны с наркозом: было небольшое головокружение. Ну и болезненные ощущения в области, где делали забор клеток. Но это все очень быстро проходит. Прошло 2 года, я жива, никаких проблем у меня со здоровьем нет, – рассказывает Алина. 

Новая группа крови  

Виктор тоже прекрасно себя чувствует: общается с друзьями, учится в колледже на программиста. Для любящих его людей это выздоровление – настоящее чудо. 

 

–  Дети умирали в соседних палатах – и маленькие, и постарше. Всё это очень тяжело было пережить. Мы приняли решение, что во время пересадки с Витей будет папа – у него нервы покрепче. Два месяца он с утра до вечера находился с сыном. Постепенно Вите становилось лучше и лучше: пересадка на него повлияла благотворно. И в ноябре нас отпустили домой, - вспоминает мама юноши.  

Конечно, не обошлось без проблем, но сейчас у парня в буквальном смысле началась новая жизнь. С новой группой крови: раньше была первая отрицательная как у мамы, а теперь – третья положительная как у Алины. 

 

– В донорстве костного мозга нет ничего героического - это нормальный поступок обычного человека.  Да, кто-то боится, для кого-то это небезопасно. Я считаю помогать надо тогда, когда ты чувствуешь в себе ресурс и возможность. Я верю, что  хороших людей у нас очень много. Я сталкивалась  с миллионом замечательных, абсолютно удивительных людей. Хотелось бы, чтобы было меньше страха перед этой процедурой, тогда можно было бы спасти больше людей, - говорит Алина Корф. 

 Дата публикации: 11.11.2020 

 

Расширенное меню (карта сайта)