Бесплатная консультация врача-репродуктолога

В Перинатальном центре СПбГПМУ на отделении вспомогательных репродуктивных технологий пациентки репродуктивного возраста могут получить бесплатную первичную консультацию врача-репродуктолога и пройти УЗИ органов малого таза. >>>

Опубликовано: 31.12.2021

День открытых дверей для абитуриентов

15 декабря в 17.00 приглашаем абитуриентов присоединиться к онлайн-встрече, посвященной приему на обучение в 2022 году >>>

Опубликовано: 15.12.2021

Герои нашего времени: телепроект о врачах

Ректор Педиатрического университета Дмитрий Иванов и главный врач клиники СПбГПМУ Виталий Резник приняли участие в проекте по патриотическому воспитанию молодёжи и подрастающего поколения. >>>

Опубликовано: 29.11.2021

В СПбГПМУ прооперировали младенца с рубцовым стенозом гортани

Операция позволила малышу избежать наложения трахеотстомы и начать полноценно дышать >>>

Опубликовано: 29.11.2021

Акушер-гинеколог СПбГПМУ рассказала, как кесарево сечение скажется на здоровье будущей мамы

Роды путем кесарева сечения кажутся более быстрыми и легкими — не надо часами мучиться от схваток, боли. Но чем эта операция может обернуться для здоровья женщины в будущем? Об этом рассказала акушер-гинеколог, доцент кафедры акушерства и гинекологии СПбГПМУ Татьяна Прохорович. >>>

Опубликовано: 29.11.2021

Евгений Фелькер: «Цель у нас общая и единственная – ребенок должен вылечиться. Ребенок должен победить»

16 октября анестезиологи всего мира отмечают свой профессиональный праздник. Чем анестезия отличается от наркоза, какими качествами должен обладать детский врач-анестезиолог и каким мифам о наркозе не стоит верить рассказал заведующий отделением анестезиологии и реанимации, врач высшей категории Евгений Юрьевич Фелькер.

 

Кто такой врач анестезиолог?

Анестезиолог - достаточно интересный специалист, поскольку в его обязанности включена работа почти по всем профилям медицины. Это умный и смелый человек, который способен на многое, тем более когда речь идет о детских врачах-анестезиологах, так как бытует мнение, что детский анестезиолог-реаниматолог может справиться со взрослым больным, а вот взрослый анестезиолог боится брать детей под свою опеку.

То есть детская анестезиология имеет свои определенные особенности?

Взрослая анестезиология и реанимация - это тоже особенные сферы деятельности, поскольку у взрослых пациентов в совокупности больше проблем, чем у пациента-ребенка. Во взрослой анестезиологии также учитываются многие факторы. Но, по моему мнению, с детьми работать легче.

Есть ли какой-то особый подход к ребенку?

Перед каждой операцией мы проводим осмотр детей.  Пациенты все разные. К каждому ребенку наши врачи стараются найти индивидуальный подход. Порой бывает, что сначала мы какую-то часть времени беседуем с родителями, а уже затем начинаем непосредственное общение с нашим маленьким пациентом. Практически каждый из нас вооружен либо трубкой в виде игрушки, либо брелком с закрепленным на нем свистком или фонариком. Также мы используем смартфоны и прочие гаджеты, чтобы сократить дистанцию между нами и нашим маленьким пациентом. Ведь ребенок – это маленькое существо, которое, так получилось, оказалось в очень непростой и неудобной для себя ситуации: вокруг много чужих людей, незнакомое место… Мы стараемся относиться к нашим пациентам почти как к своим собственным детям, входим в их положение, стараемся нивелировать возможный негатив, который может зародиться внутри них.

Нам прекрасно известно, что дети боятся людей в белых халатах, поэтому на нашем отделении у многих есть разноцветные робы с изображениями цветов или машинок, или яркие и красочные банданы. Уже внутри операционной мы все время беседуем с ребенком, говорим ему «давай подышим конфетками» или «какой газ ты хочешь: с клубникой или с бананом»? Понятное дело, что никаких ароматов не существует, но дети нам доверяют. В большинстве случаев ребенок сам идет к нам на руки и спокойно заходит в операционную. Здесь должно быть очень тонкое чутье ребенка, которому ты учишься еще в университете и окончательно постигаешь, уже работая на отделении.

Таким образом, мы привязываемся к нашим пациентам, однако мы отодвигаем жалость и прочие эмоции, когда начинается операция, потому что эмоции зачастую мешают, а наша главная задача – добиться положительного для ребенка результата.

Чем анестезия отличается от наркоза?

Наркоз – это медикаментозная кома, которой мы намеренно управляем с помощью всякого рода препаратов, вводим человека в бессознательное состояние, поддерживая его жизненные функции. Что касается анестезии, то она, как правило, выполняет местное обезболивание.

Как вы относитесь к мифам о вашей работе? Например, о том, что нельзя делать спинальную анестезию при наличии татуировок на пояснице, или к мифу, что общий наркоз отнимает 10 лет жизни.

Тату на пояснице действительно является противопоказанием к спинальной анестезии. При наличии татуировки необходимо проводить процедуру выше или ниже рисунка, но не через него. Что касается истории про «минус 10 лет жизни», то это довольно давний миф. Здесь лучше всего довериться врачу и не верить сказкам.

Опасен ли для ребенка наркоз?

По поводу рисков и осложнений написано много книг. Предугадать все невозможно. Возьмем банальный витамин С. Если посмотреть противопоказания и побочные эффекты, то их там будет очень много. Что уж говорить о препаратах, которые используются в анестезиологии. Мы знаем, как тот или иной препарат работает. У нас имеются антидоты к каждому из них, которые мы в случае необходимости применяем. Сейчас медицина не стоит на месте. У нас есть современная следящая и дыхательная аппаратура, различные перфузоры – все это упрощает нашу деятельность. Но наркозом управляет анестезиолог. Аппарат может сломаться, и тогда специалист найдет путь, как обойтись без него. Соблюдение правил асептики, применение сверхтонких игл – это все максимально снижает риск агрессии и осложнений. Но статистика – вещь упорная, и иногда бывают исключения.

И каков процент таких исключений?

С применением нашего опыта и технологий – крайне мал. Но мы никогда не успокаиваем родителей перед операцией, потому что они должны понимать всю серьезность сложившейся ситуации. Каждый из врачей говорит так, как может быть. Перед тем как пойти на наркоз, мы долго беседуем с мамами и папами детей, они подписывают информированное согласие на процедуру, в котором указаны все риски.

Какие современные методики или подходы используют ваши врачи?

Есть много инновационных методик. Так, например, мы можем с помощью препаратов, заблокировать одну ногу, вместо двух, как это было еще несколько лет назад. Пациент в этом случае может наблюдать за ходом операции, или слушать музыку, но это больше касается взрослых. Однако никакие технологии не заменят профессионального, а главное – понимающего коллектива. Ведь самое сложное в нашей профессии – быстрое принятие решения. Мы много лет работаем вместе с нашим коллективом врачей и медсестер, и мы понимаем друг друга даже не с полуслова, а с одного взгляда. И эти выигранные пять секунд времени решают все. Наше отделение – оно классное!

А чем ваше отделение отличается от других в нашей стране?

Анестезиологи – это братство. Мы все друг с другом знакомы. Симпозиумы и съезды – на них мы встречаемся,  общаемся, обмениваемся опытом и это немаловажно при переводе деток из других стационаров. Ведь на бумаге можно не все изложить, а в общении получаешь больше информации. Зачастую мне достаточно пары звонков, чтобы предоставить всю информацию по пациенту, которого мы переводим в другую клинику. Плюс  в Педиатрическом университете существует учебная база, и многие врачи проходили у нас обучение. Мы стараемся не терять эти нити, и поддерживаем контакты с анестезиологами по всей России.

По каким направлениям работают врачи-анестезиологи?

У нас 4 хирургических отделения.  А также ЛОР-отделение, офтальмология и МРТ вместе с КТ, где дети не могут лежать неподвижно. Работа с нейрохирургами, плюс диагностические процедуры ФГДС или пункции – все делается вместе с нами. К сожалению, бывает так, что нашу работу не замечают, ведь всю «заметную» работу делают хирурги или терапевты. Но это не умаляет наших заслуг.

То есть, правильно ли будет сказать, что анестезиолог – это человек, который  находится везде, но держится в тени?

Нет. Без команды анестезиолога ни один хирург не взмахнет ланцетом. Нормальный хирург, когда уже все подготовлено к операции, спрашивает разрешения у анестезиолога на начало оперативного вмешательства, и без его команды он ничего не сделает. И если во время операции анестезиологу что-то не нравится, он может дать команду остановиться и операция прекратится. Бывает и так, что мы выходим с потным лбом, по спине бежит струйка воды, а хирург выходит спокойным из операционной, ничего не заметив. Это тоже часть нашей работы. Хирург должен чувствовать себя комфортно. Ничто не должно его беспокоить, и мы помогаем нашим коллегам. Цель у нас общая и единственная – ребенок должен вылечиться. Ребенок должен победить.

Что бы вы пожелали своим коллегам?

Я всех своих коллег поздравляю с праздником, и желаю им благополучия, терпения. Обязательно – достатка. Ведь если у врача будет достаток, то ему не придется отвлекаться на другие мелочи. Анестезиолог – это «многорукий» человек, который все умеет делать. У него быстрый и яркий ум. Все врачи этой специальности – личности, и все — разные. А будущим врачам хочу пожелать быстрых решений. Руками вы со временем научитесь делать все процедуры, но принятие быстрых решений – это уникальный навык. Также детскому врачу важно уметь общаться с родителями. Мы порой беседуем с родителями по часу, пока не добьемся от них понимания ситуации. Также важно помнить о своих семьях, потому что порой мы сидим над детьми по 16-18 часов несколько дней подряд, заменяя им родителей. Но, несмотря на все трудности, работа интересная, и лично я не выбрал бы себе другой специальности.

Расширенное меню (карта сайта)